top of page

Является ли Турция (суб-)империалистической державой? Часть 3,4

Обновлено: 12 дек. 2022 г.



Третья и четвертая часть работы про положение Турции в системе империализма. В этих частях мы подробно разбираем политический характер режима Турции, армии, а также рассматриваем на основе нашего анализа ряд выводов для работы коммунистов в стране и в международном социалистическом движении.


Экономические, политические и военные особенности турецкого государства, его классовый характер и программные последствия для социалистов. Вклад в продолжающуюся дискуссию среди марксистов.


Брошюра (с 2 рисунками и 10 таблицами) Михаэля Прёбстинга, международного секретаря Революционного коммунистического интернационала (РКИТ), 25 сентября 2022 года, www.thecommunists.net.


Оглавление

Часть 3:

Правительство Эрдогана: бонапартистский режим в сочетании с ограниченной буржуазно-парламентской демократией

Роль Турции как региональной военной державы

Турция: Развитая капиталистическая полуколония и полуколониальная региональная держава

Часть 4:

Марксистская тактика в военных интервенциях Турции

Об антимусульманской и антитурецкой традиции великорусского шовинизма, а также европейского ориентализма

Выводы

Приложение


Часть 3[↻]


Правительство Эрдогана: бонапартистский режим в сочетании с ограниченной буржуазно-парламентской демократией[↻]

Еще одним аргументом, который приводят сторонники теории о (суб)империалистической Турция, является тот факт, что она угнетает курдский народ и что в ней установлен авторитарный режим.

Конечно, это правда, что турецкое государство угнетает и всегда угнетало курдский народ. Такое угнетение выражается в: дискриминации языковых прав курдов, отрицании права этого народа на национальное самоопределение (включая право иметь собственное государство или объединиться с другими представителями курдского народа в соседних странах), репрессиях против курдских партий, таких как Демократическая партия народов (ДПН), резкой милитаризации территорий курдского большинства на юго-востоке страны и т.д.

Все эти особенности показывают, что курдский народ в Турции является угнетенной нацией. Социалисты должны безоговорочно поддерживать их национально-освободительную борьбу. [1]

Также и верно то, что Турция не является буржуазной демократией в том виде, в каком она существует в большинстве европейских стран. В течение долгого времени Турция была военной диктатурой или полудиктатурой. Она пережила несколько удачных и неудачных военных переворотов (1960, 1971, 1980, 1997 и 2016). Последний из них был неудачным, когда часть армии выступила против правительства Эрдогана.

Тем не менее, было бы совершенно неправильно считать, что Турция является диктатурой, не говоря уже об ультралевом бреде, что в стране более полувека якобы существует "фашистский режим", как утверждают различные маоистские и ходжаистские группы в Турции с 1970-х годов.

Это правда, что режим Эрдогана, находящийся у власти с 2002 года, обладает явным бонапартистским характером, чему способствовали достаточно сильные народные корни буржуазно-исламистской Партии справедливости и развития (ПСР). Тем не менее, необходимо четко понимать, что ПСР пришла к власти как оппозиция долгое время доминировавшей правящей элите, которая была очень близка к армейскому командованию.

Более того, существует и ряд других партий, которые часто заявляют о своей резкой оппозиции к ПСР. Конечно, эти партии регулярно сталкиваются с бюрократическими препятствиями или, в случае с курдской ДПН, с открытыми репрессиями. Фактом также является существование различных профсоюзов, а также левых партий, которые подвергаются различным формам дискриминации или притеснения.

Все эти особенности свидетельствуют о том, что правительство Эрдогана является реакционным, буржуазно-бонапартистским режимом. Тем не менее, они также показывают, что режим качественно не отличается от другх во многих других полуколониальных странах (или политических режимов в Москве или Пекине). Само по себе это не свидетельствует о том, что Турция является (суб)империалистическим государством.

Правительство Эрдогана вряд ли является более авторитарным, чем большинство режимов на Ближнем Востоке. По сути, оно скорее менее авторитарно. Для этого достаточно вспомнить режим генерала Сиси в Египте, или страны Персидского залива, Иран, Судан и т.д.

Как мы уже говорили выше, турецкое государство угнетает курдский народ. Тем не менее, национальное угнетение не делает государство автоматически империалистическим. Соседние государства, Иран, Ирак и Сирия, имеют такую же позорную традицию подавления своего курдского меньшинства.

Если говорить в целом, многие полуколониальные государства притесняют национальные или этнические меньшинства. В качестве примеров можно назвать, помимо курдов в странах Ближнего Востока, неперсидские меньшинства в Иране, сахарский народ в контролируемой Марокко Западной Сахаре, многочисленные этнические меньшинства в Бирме/Мьянме, мусульманский народ в Южном Таиланде, различные неарабские группы в Судане, ряд этнических групп в Эфиопии, туарегов в Мали, Южные этнические группы в Нигерии, коренные народы в ряде стран Латинской Америки и т.д. Все это примеры национального угнетения со стороны реакционных государств. Но такое угнетение не делает эти государства автоматически империалистическими. Если бы это было так, то это означало бы, что огромная часть мира была бы "империалистической". Это абсурд сам по себе!

Империалистический (или неимпериалистический) характер того или иного государства вытекает в первую очередь не из его отношения к населению в пределах собственных границ, а из его роли в глобальной цепи мировой экономики и мировой политики. И все эти страны, включая Турцию, занимают подчиненное, доминируемое положение в иерархии глобальной империалистической системы.


Роль Турции как региональной военной державы[↻]

Действительно ли армия Турции и ее военная роль позволяют считать страну империалистической? Безусловно, Турция обладает большой армией, численность которой оценивается в 775 000 военных и военизированных служащих, что делает ее второй по величине действующей военной силой в НАТО.

Тем не менее, следует также учитывать, что она занимает второе место в НАТО по численности населения. Еще более важно, большая численность турецкой армии обусловлена той ключевой внутриполитической ролью, которую она играла с момента основания республики в 1920 году. По сути, армия всегда была самым важным институтом капиталистического турецкого государства.

До самого последнего времени турецкая армия практически не была задействована за рубежом (если оставить в стороне участие в миссиях ООН). Ее основная роль была скорее внутри страны:

во-первых, для контроля над государством и его правительством

во-вторых, для подавления курдского народа, который с 1984 года ведет вооруженное сопротивление под руководством мелкобуржуазной националистической РПК.

Наиболее значительные военные интервенции Турции за рубежом: в Ираке и Сирии были тесно связаны с ее реакционной войной против курдского народа. Это произошло потому, что РПК создала зоны отступления в Северном Ираке (соответственно, там находится ее руководство) и помогла создать сильную ветвь в Сирии (PYD/YPG), которая в тесном сотрудничестве с империалистическими силами США поставила под свой контроль восточную часть страны. Интервенция в эти страны и оккупация регионов на севере Сирии тесно связаны с войной Анкары против РПК.

Тем не менее, верно и то, что в последние годы Турция отправляла вооружение. Прежде всего свои знаменитые беспилотные летательные аппараты Байрактар в другие страны, где они сыграли важную роль в военных конфликтах. Это турецкое оружие сыграло решающую роль в остановке, а затем и оттеснении войск бывшего полковника Каддафи Хафтара в начале 2020 года.

Турецкая интервенция в Идлибе также сыграла свою роль в достижении соглашения с Россией и Ираном (так называемый процесс в Астане), направленного на усмирение сирийской революции, что также включало некоторые ограниченные военные действия против асадистских войск и их российского хозяина. [2]

И, совсем недавно, турецкие войска сыграли важную роль в войне между Арменией и Азербайджаном, где они помогли последнему своими Байрактарами.

Так делает ли такая военная деятельность Турцию империалистической? Мы так не считаем.

Турция опять-таки не является исключением в такой зарубежной военной деятельности. Хорошо известно, что Иран направил значительные силы для участия в гражданских войнах в Ираке, Сирии и Йемене. Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты вторглись в Йемен в 2015 году и с тех пор фактически оккупировали значительную часть страны. [3] Африканские государства неоднократно собирали войска для вмешательства в гражданские войны в различных странах континента. Эфиопия вторглась в Сомали в 2006 году и с тех пор оккупировала часть страны, разместив там до 15 000 военнослужащих. [4]

Подобные интервенции этих государств не во всех случаях имеют одинаковый характер. Иногда они вмешиваются в интересах реакционного лагеря угнетателей: например, Турция против курдского народа, Иран в поддержку тирании Асада в Сирии; Эфиопия в Сомали. Иногда эти государства вмешиваются в войну, которая реакционна с обеих сторон (например, Турция в Азербайджане). А иногда они оказывают военную поддержку прогрессивной борьбе угнетенных, разумеется, в своих собственных буржуазных внешнеполитических интересах: Турция в Ливии и, в определенной степени, в Идлибе; Иран в Йемене.

В любом случае, все эти военные авантюры не делают эти африканские и ближневосточные государства империалистическими. Почему? Потому что такая региональная ограниченная деятельность не меняет того факта, что все эти страны, включая Турцию, занимают подчиненное, доминируемое положение в империалистическом мировом порядке.

Однако необходимо также признать, что Турция действует как своего рода региональная держава. [5] То же самое относится и к Ирану.


Турция: Развитая капиталистическая полуколония и полуколониальная региональная держава[↻]

Наш обзор экономических, политических и военных особенностей Турции позволяет прийти к определенным выводам. Турция - индустриальная, развитая полуколония, занимающая подчиненное, зависимое положение в мировой экономике. В ней действует бонапартистский режим в сочетании с ограниченной буржуазно-парламентской демократией. Режим в Турции жестоко подавляет курдское меньшинство. Оппозиционные партии, профсоюзы и левые организации разрешены, однако они сталкиваются с различными формами дискриминации и репрессий. В последние годы турецкое государство также участвовало в нескольких иностранных военных операциях.

Мы также показали, что политические особенности Турции, ее реакционный режим, внешние военные интервенции, отнюдь не являются уникальными. На самом деле, большинство полуколониальных стран управляются бонапартистскими режимами. И многие из них угнетают национальные или этнические меньшинства, а ряд из них, как развитые, так и более бедные полуколонии, неоднократно посылали войска в другие страны.

Иными словами, хотя такие черты ясно показывают реакционный характер режима, они ни в коем случае не квалифицируют его как "империалистический". Такой подход представлял бы собой крайнюю примитивизацию марксистской концепции империализма, которая не допускает разграничения политики и экономики, а наоборот, объединяет эти черты (как мы объясняли выше).

Кроме того, повторим, что марксистский анализ классового характера того или иного государства должен основываться не на одном критерии, а на совокупности его экономических, политических и военных особенностей. В случае с Турцией, доминирующим аспектом, очевидно, является ее подчиненное положение на мировом рынке.

Как уже упоминалось выше, Турция действительно смогла в течение некоторого времени выступать в качестве региональной державы. Это возможно благодаря ее численности населения, армии и экономическому развитию. Однако есть еще один важный фактор, который сделал это возможным и на который мы уже обращали внимание десять лет назад.

Сочетание переноса капиталистического производства на Юг и растущего соперничества между великими державами имеет тот эффект, что они могут позволить буржуазии в полуколониальных странах иногда иметь определенное пространство для маневра. Буржуазия конкретной полуколониальной страны может искать поддержки у великой державы Б, если великая держава А оказывает на нее большее давление. В последние годы мы уже видели, что различные латиноамериканские и африканские страны все чаще ищут торговые соглашения и прямые иностранные инвестиции у КНР, чтобы противостоять давлению со стороны США. Наш тезис может показаться некоторым читателям формальным противоречием. С одной стороны, мы говорим о растущем подчинении полуколоний империализму. А с другой стороны, мы говорим об увеличении пространства для маневра для полуколоний. Но в действительности это диалектическое противоречие, порожденное сутью противоречий самого империалистического капитализма. Это просто две стороны одной медали. Империалисты вынуждены, из-за экономического сдвига на Юг и растущего соперничества между собой, усиливать свои попытки еще больше подчинить себе полуколонии. Но тот же сдвиг приводит к противоположной динамике - большему пространству для маневра полуколониальной буржуазии. [6]

Как мы отмечали там же, такая противоречивая ситуация имеет определенное сходство с тем положением дел в отношениях латиноамериканских полуколоний в 1930-е годы, о котором Лев Троцкий писал:

Это период, когда национальная буржуазия ищет немного больше независимости от иностранных империалистов. [7]

Сегодня режим Эрдогана в определенной степени находится в аналогичной ситуации. Опять же, в этом Турцию нельзя назвать уникальным случаем. Существует также ряд подобных случаев, когда полуколониальные страны используют соперничество между великими державами для получения определенного пространства для маневра и продвижения собственных интересов. Филиппины при Дутерте, Индонезия при Видодо, Малайзия, Аргентина в киршнеристский период, даже Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты и Индия в последний период - все это лишь несколько примеров данного явления.

Следовательно, определенная степень независимости, маневрирование между великими державами, роль региональной державы... это черты, которые не противоречат полуколониальному характеру той или иной страны! Нужно понимать, что такое маневрирование - это политика более слабого государства, которое пытается использовать противоречия между великими империалистическими державами. Именно великие империалистические державы диктуют условия, а не более слабая сторона. Следовательно, роль Турции как региональной державы должна рассматриваться в контексте ее глобального подчинения в качестве развитой полуколонии.

Таким образом, мы можем резюмировать, что Турция, принимая во внимание всю совокупность ее глобальной и региональной роли, ее экономических, политических и военных особенностей является развитой капиталистической полуколонией и полуколониальной региональной державой.



 


Часть 4[↻]


Марксистская тактика в военных интервенциях Турции[↻]

У нас нет обобщенной военной тактики в отношении внешних интервенций Турции. Как полуколониальная региональная держава она может и делает это: вмешиваться в войны, где она иногда присоединяется к реакционному, а иногда к прогрессивному лагерю. В зависимости от этого марксисты выступают за военную тактику, соответствующую конкретной ситуации. [8]

В его войне против курдского народа мы выступаем против турецкого государства и защищаем угнетенный народ. В случае войны, которая реакционна с обеих сторон, как конфликт между Арменией и Азербайджаном в 2020 и 2022 годах, мы не поддерживаем турецкую сторону. [9] В противостоянии с асадистскими/российскими силами в Идлибе весной 2020 года мы однозначно встали на сторону сирийских повстанцев и поддерживающих их турецких сил. [10] То же самое было и в Ливии, когда Правительство национального согласия отчаянно защищало Триполи, с помощью турецких беспилотников, от реакционных сил генерала Хафтара. [11]

Как мы уже упоминали во введении к этому очерку, в заявлении РКИТ по поводу последних столкновений между Арменией и Азербайджаном мы сказали, что в случае военного вмешательства России на стороне Армении и Турции на стороне Азербайджана, мы окажем поддержку военной борьбе азербайджанского/турецкого лагеря.

Это не было абстрактным умозрением. В действительности, за последние годы уже было два кратковременных случая столкновения турецких и российских вооруженных сил. В ноябре 2015 года турецкие ВВС сбили российский Су-24, который атаковал сирийских повстанцев недалеко от границы с Турцией. И, как уже упоминалось, весной 2020 года также был короткий период столкновений в Идлибе. Как мы заявляли тогда, РКИТ в обоих случаях встал на сторону турецких сил против империалистической России. [12]

Конечно, такая тактическая поддержка турецкой стороны никогда не должна включать в себя политическую поддержку режима Эрдогана (или любого другого турецкого режима).

Наша военная тактика в основном основывается на анализе классового характера вовлеченных государств. Это непреложный принцип марксизма, что при прочих равных условиях социалисты поддерживают полуколониальную страну против империалистической державы.

В своей известной брошюре "Социализм и война", написанной в разгар Первой мировой войны, Ленин и Зиновьев заявили, что высший долг всех социалистов - встать в таких войнах на сторону угнетенных:

Только в этом смысле социалисты признавали и признают сейчас законность, прогрессивность, справедливость «защиты отечества» или «оборонительной» войны. Например, если бы завтра Марокко объявило войну Франции, Индия — Англии, Персия или Китай — России и т. п., это были бы «справедливые», «оборонительные» войны, независимо от того, кто первый напал, и всякий социалист сочувствовал бы победе угнетаемых, зависимых, неполноправных государств против угнетательских, рабовладельческих, грабительских «великих» держав. [13]

Точно так же Троцкий и Четвертый Интернационал резко осуждали всех тех псевдосоциалистов, которые отказывались встать на сторону угнетенных народов против империалистического врага:

Борьба против войны, правильно понятая и осуществленная, предполагает бескомпромиссную враждебность пролетариата и его организаций всегда и везде по отношению к своей и всякой другой империалистической буржуазии (...) Борьба против войны и ее социального источника, капитализма, предполагает прямую, активную, безоговорочную поддержку угнетенных колониальных народов в их борьбе и войнах против империализма. «Нейтральная» позиция равносильна поддержке империализма. [14]

С империалистическим государством ситуация совершенно иная. Марксисты никогда и ни при каких обстоятельствах не могут встать на сторону империалистической державы в любом военном конфликте. Это доказывает, почему так важно иметь правильный анализ классового характера государств, вовлеченных в конфликт!

Конечно, сам по себе анализ классового характера государств недостаточен. Такой анализ должен сочетаться с конкретным анализом конфликта как такового и конкретной роли, которую играет в этом конфликте вмешательство иностранного государства. Является ли этот конфликт конфликтом, в котором борьба одного лагеря имеет прогрессивный характер или нет? Имеет ли вмешательство иностранного государства доминирующий характер и меняет ли это природу конфликта? Или это скорее вмешательство, которое играет второстепенную роль?

Кроме того, необходимо также проанализировать, является ли вмешательство иностранного государства частью более масштабного конфликта. Например, если вмешательство Турции на стороне Азербайджана против поддерживаемой Россией Армении является частью более широкого военного вмешательства НАТО (с целью ослабления и поражения Москвы), то такое вмешательство Турции не будет вмешательством полуколониальной страны, а скорее будет иметь характер империалистической войны НАТО против своего российского соперника. В таком случае марксисты, конечно же, не встали бы ни на сторону Турции/НАТО, ни на сторону России.

Все эти элементы должны быть проанализированы конкретно. Тем не менее, без правильного анализа классового характера государств, вовлеченных в конфликт, невозможно выработать правильный подход к таким войнам!

Наконец, мы хотим подчеркнуть, как мы уже говорили в нашем вышеупомянутом заявлении, что военное поражение российского империализма от турецких войск было бы в высшей степени прогрессивным событием, которое социалисты не могли бы не приветствовать! На Четвертом конгрессе Коммунистического Интернационала в 1922 году Троцкий сказал:

Всякое колониальное движение, ослабляющее капиталистическое господство в господствующей стране (метрополии), прогрессивно, потому что оно помогает пролетариату в его революционной задаче. [15]

Это не менее верно и сегодня!

Именно поэтому РКИТ поддерживает различную освободительную борьбу угнетенных народов против империалистических держав (например, в Афганистане, Ираке, Чечне, Сирии) [16]. Для российского рабочего класса и многочисленных угнетенных народов крайне полезно, чтобы его враг, режим Путина и весь правящий класс, получил решающий удар от неимпериалистических противников. Это ослабит режим и, следовательно, улучшит возможности трудящихся России для ведения решительной борьбы против режима. Для российских социалистов ситуация предельно ясна: их главный враг находится не в Киеве или в Анкаре, а в Кремле! Кроме того, поражение российского империализма ослабит его хватку на Кавказе и, следовательно, улучшит условия для освободительной борьбы угнетенных народов региона.


Об антимусульманской и антитурецкой традиции великорусского шовинизма, а также европейского ориентализма[↻]


Мы полностью осознаем, как мы отметили в нашем заявлении по армяно-азербайджанскому конфликту, что в общественном мнении России существует давняя традиция антимусульманских и антитурецких настроений. Такие чувства глубоко укоренены в истории великорусского шовинизма, поскольку царская империя на протяжении веков находилась в постоянном конфликте с Османской империей и вела несколько войн против Стамбула. Кроме того, история Киевской Руси и, позднее, Великого княжества Московского глубоко переплетена с их многовековыми разрушительными конфликтами с монгольскими ("Золотая Орда") и тюркскими ханствами, в которых ислам играл важную роль. [17]

Попутно отметим, что традиционная враждебность Москвы к мусульманам связана также с тем, что османский халифат разгромил Византийскую империю и в 1453 году и завоевал Константинополь, который был центром христианской православной церкви. Это событие позволило Московскому Патриархату претендовать на роль наследника и стать новым центром православной церкви (именно поэтому Москву стали называть Третьим Римом). Таким образом, Российская Империя и Московское царство вели войны против тюрков также во имя защиты православного христианства от "язычников".

Ненависть великорусского шовинизма к мусульманским народам была еще больше подогрета героическим сопротивлением кавказских народов под руководством имама Шамиля в XIX веке против порабощения русской армией.

Отметим мимоходом, что шовинистическая ненависть русских к мусульманам — это не исключительный случай. Мы видим то же самое явление в Западной Европе. Империалистические правительства и их общественное мнение манипулируют такой исламофобией, утверждая, что "западная цивилизация" и ее "ценности" превосходят ислам и, следовательно, 1,5 миллиарда мусульман в мире.

Такая реакционная идеология была кардинально усилена буржуазным общественным мнением с начала империалистической "Войны против терроризма" в 2001 году и, в особенности, в последние несколько лет. Печально известная кампания поддержки расистского журнала Charlie Hebdo или исламофобского учителя Самуэля Пати являются яркими примерами этой реакционной политики. [18] Это шовинистическое идеологическое наступление также послужило оправданием для отправки французских войск в Мали и Ирак. [19]

Поэтому неудивительно, что великорусские шовинисты враждебно относятся к азербайджанскому/турецкому лагерю. Тем не менее, крайне позорно, что значительная часть "коммунистов" России находится под сильным влиянием такой идеологии. Это представляет собой, как заявили наши товарищи из Социалистической Тенденции (Россия), "объективное социал-шовинистическое приспособление к российскому империализму."

Подобное социал-шовинистическое приспособление не имеет никакой опоры в ортодоксальной традиции марксизма. Карл Маркс всегда поддерживал героическую борьбу кавказского народа в его сопротивлении против Российской империи. [20] Аналогично, Маркс и Энгельс были на стороне Османской империи в их борьбе против царской империи, как во время Крымской войны 1853-56 годов, так и в войне 1877-78 годов. Маркс не оставлял каких-либо сомнений о своей позиции и позиции Фридриха Энгельса:


Мы самым решительным образом становимся на сторону турок по двум причинам:

1) Потому, что мы изучали турецкого крестьянина — следовательно, турецкую народную массу — и видим в его лице безусловно одного из самых дельных и самых нравственных представителей крестьянства в Европе.
2) Потому, что поражение русских очень ускорило бы социальный переворот в России, элементы которого налицо в огромном количестве, а тем самым ускорило бы резкий перелом во всей Европе.
Дела пошли по-другому. Почему? Вследствие предательства Англии и Австрии. [21]

Это плод сталинизма, который ослабил или заставил замолчать мощную марксистскую традицию противостояния великорусскому шовинизму. Настоящие коммунисты должны решительно порвать с такой реакционной фальсификацией!


Выводы[↻]

В заключение обобщим результаты нашего исследования в виде нескольких тезисов.

  1. Марксистская теория империализма, ее концепция империалистических, а также полуколониальных государств, имеет решающее значение для понимания основных противоречий мирового капитализма в 21 веке. Без правильного анализа классового характера государств и вытекающих из этого региональных и глобальных противоречий между ними невозможно правильно ориентироваться в современной мировой ситуации.

  2. Следовательно, теоретическая дискуссия о классовом характере России и Китая как империалистических великих держав или правильная оценка таких стран, как Турция, как развитых полуколониальных держав, отнюдь не является абстрактным занятием, а имеет глубокие практические последствия. Такой анализ подсказывает марксистам их тактику в условиях конфронтации между такими государствами: должны ли они поддерживать одну сторону против другой или занимать революционно-пораженческую позицию против обеих.

  3. При анализе конкретного государства мы рассматриваем его не изолированно, а в его отношениях с другими государствами. Аналогичным образом, мы основываем нашу оценку не только на одном критерии, а скорее на совокупности его экономических, политических и военных характеристик. Таким образом, РКИТ считает наиболее подходящими следующие определения: Империалистическое государство - это капиталистическое государство, монополии и государственный аппарат которого занимают такое положение в мировом порядке, при котором они прежде всего доминируют над другими государствами и нациями. В результате они получают сверхприбыль и другие экономические, политические и/или военные преимущества от таких отношений, основанных на сверхэксплуатации и угнетении. Мы характеризуем полуколониальные страны, которые являются противоположностью империалистических государств, следующим образом: Полуколониальная страна - это капиталистическое государство, экономика и государственный аппарат которого занимают такое положение в мировом порядке, при котором они в первую очередь находятся под доминированием других государств и наций. В результате они создают сверхприбыли и дают другие экономические, политические и/или военные преимущества империалистическим монополиям и государствам через отношения, основанные на сверхэксплуатации и угнетении. Такое определение соответствует пониманию классиков марксизма.

  4. В то же время мы принимаем во внимание, что существует широкий спектр различных типов империалистических и полуколониальных государств. Есть империалистические государства, которые сильны в экономической, но не в военной сфере, и те, где все наоборот. Аналогичным образом, существуют великие державы и малые империалистические государства (типа Швейцарии, Австрии или Бельгии). Аналогичное различие должно быть сделано среди полуколониальных стран, где мы проводим различие "между передовыми или промышленно развитыми полуколониями, такими как Аргентина, Бразилия, Египет, Турция, Иран или Таиланд, с одной стороны, и более бедными или полуиндустриальными полуколониями, такими как Боливия, Перу, страны Африки южнее Сахары (кроме Южной Африки), Пакистан, Афганистан, Индонезия и т.д.".

  5. РКИТ отвергает теорию «субимпериализма», поскольку она вносит путаницу в основные характеристики отношений между государствами в эпоху современного капитализма, отношения эксплуатации и господства, т.е. отношения между империалистическими и полуколониальными странами. Теория «субимпериализма» искусственно создает третью категорию, которая якобы является обеими: эксплуатирующей и эксплуатируемой, господствующей и господствуемой - без четкого анализа того, какая из этих двух характеристик является доминирующей. Такая концепция может быть использована, и на самом деле часто используется, как оправдание для отказа от последовательной антиимпериалистической политики. Если такие государства, как КНР и Россия, являются не империалистическими великими державами, а "субимпериалистическими" государствами, это может ввести социалистов в заблуждение и заставить их встать на сторону "субимпериалистического" лагеря в случае конфронтации со старыми западными империалистическими державами. С другой стороны, это может привести и к серьезным ошибкам в противоположном направлении. Характеристика развитых капиталистических полуколоний, таких как Аргентина, Иран, Ирак или Турция, как "субимпериалистических" может ввести сторонников в заблуждение и заставить отказаться от защиты таких "субимпериалистических" (на самом деле полуколониальных) стран от империалистической агрессии.

  6. В то же время мы не отрицаем, что некоторые полуколониальные страны действительно имеют специфические черты. Они могут играть региональную или даже глобальную роль, из-за контроля над важным сырьем, из-за относительно мощной армии, из-за своего географического положения или просто из-за численности населения. Признание такой особенности подобных стран и их фундаментальный классовый характер заставила РКИТ разработать категории полуколониальных региональных держав и промежуточных полуколониальных держав.

  7. Анализ экономики Турции показывает, что это не империалистическое государство, а развитая полуколониальная страна. В ней почти нет монополий, которые играли бы значительную роль на мировом рынке. Напротив, иностранные монополии играют сильную роль в финансовом и промышленном секторе Турции. Вывоз турецкого капитала намного меньше, чем империалистические инвестиции в страну. И большая часть экспорта капитала Турции направлена не в полуколониальные страны, где она могла бы эксплуатировать их рабочую силу, а скорее на богатые империалистические рынки (в основном в Европу). Кроме того, Турция имеет структурный и долгосрочный отрицательный платежный баланс, что привело к резкому увеличению ее внешних долгов. В целом, мы можем сделать вывод, что Турция не играет доминирующей роли на мировом рынке. Фактически, Турция даже не играет значительной роли на рынке Ближнего Востока. Это не империалистическая экономика, а, скорее всего, развитая полуколония.

  8. В Турции действует бонапартистский режим в сочетании с ограниченной буржуазно-парламентской демократией. Турецкий режим жестоко подавляет курдское меньшинство. Оппозиционные партии, профсоюзы и левые организации разрешены, однако они сталкиваются с различными формами дискриминации и репрессий. В последние годы турецкое государство также участвовало в нескольких иностранных военных операциях. Хотя эти характеристики показывают, что турецкое государство является реакционным и капиталистическим, это не означает, что оно является империалистическим. По сути, большинство полуколониальных стран управляются бонапартистскими режимами. Многие из них угнетают национальные или этнические меньшинства, а часть из них: как развитые, так и более бедные полуколонии - неоднократно посылали войска в другие страны.

  9. Принимая во внимание всю совокупность ее глобальной и региональной роли, ее экономических, политических и военных особенностей, мы приходим к выводу, что Турция является развитой капиталистической полуколонией и полуколониальной региональной державой.

  10. РКИТ не выступает за универсальную военную тактику в отношении иностранных интервенций Турции. Как полуколониальная региональная держава она может, и часто делает это, вмешивается в войны. В этих войнах Турция иногда присоединяется к реакционному, а иногда к прогрессивному лагерю. В зависимости от этого марксисты выступают за военную тактику, соответствующую конкретной ситуации. В тех случаях, когда она оказывает поддержку освободительной борьбе (разумеется, в своих собственных буржуазных интересах), мы тактически выступаем на стороне турецких войск (например, в Идлибе или в Ливии). В тех случаях, когда она поддерживает реакционные цели, мы этого не делаем. В тех случаях, когда она ведет реакционную войну против угнетенного народа, мы поддерживаем последний (например, курдский народ). В случае военной конфронтации между Турцией и Россией мы, при прочих равных условиях, поддержали бы полуколониальную страну против империалистической державы.

  11. Нам известно, что в общественном мнении как России, так и западных стран существует давняя традиция антимусульманских и антитурецких настроений. Такие чувства уходят корнями в историю этих империалистических держав. Позорно, что значительная часть оппортунистических левых адаптировалась к таким предрассудкам. Такая социал-шовинистическая идеология фактически означает присоединение к лагерю империалистического классового врага. Подлинные марксисты должны решительно порвать с такой реакционной идеологией и бороться с ней!



 

Приложение[↻]


[1] Смотрите следующие документы РКИТ: Tek Yol Devrim! Action Program for Turkey, октябрь 2016; see also: The Elections in Turkey and the Kurdish National Question, 19.6.2015; Turkey: Stop the Aggression against the Kurds! No to the US/France/UK Crusade against the People of Iraq and Syria! 29 июль 2015; [↻]

[2] РКИТ опубликовала ряд заявлений и статей про сирийскую революцию, читать здесь; [↻]

[3] Также смотри: Yemen: Another Humiliating Blow for the Saudi Aggressors! Yemeni popular resistance eliminates three pro-Saudi military brigades, 02.10.2019; [↻]

[4] Смотри также : Somalia: Drive Out the AMISOM and Western Occupation Forces! Daring Guerilla Attack against U.S. Army Base and EU Military Convoy, 30 сентябрь 2019; [↻]

[5] Смотри также: Turkey and the Growing Tensions in Eastern Mediterranean. Theses on the complex contradictions between imperialist and regional powers, the Arab Revolution and the consequential tactics of Marxists, 28 августа 2020; [↻]

[6] Michael Pröbsting: The Great Robbery of the South, p. 389; [↻]

[7] Leon Trotsky: Latin American Problems: A Transcript (1938), in Writings of Leon Trotsky Supplement (1934-40), p. 784; [↻]

[8] Более подробно мы рассмотрели этот вопрос в главах II и V нашей книги Михаэля Пребстинга.: World Perspectives 2018: A World Pregnant with Wars and Popular Uprisings. Theses on the World Situation, the Perspectives for Class Struggle and the Tasks of Revolutionaries, RCIT Books, February 2018; Смотри также RCIT Theses: Turkey and the Growing Tensions in Eastern Mediterranean;

[9] Смотри также: Армения-Азербайджан: Долой реакционную войну!, 30 сентября 2020; [↻]

[10] Cмотри также РКИТ: Syria: On the Turkish-Russian Confrontation in Idlib. Continue supporting the heroic Syrian resistance! Kick out he Russian-Iranian-Assadist occupiers! But don’t trust Ankara’s political games! Open Europe’s borders for Syrian refugees! 29 февраля 2020; [↻]

[11] Смотри также РКИТ: Libya: Defend Tripoli! Defeat Haftar! For Popular Militias to organize an independent struggle against the counterrevolution! 9 апрель 2019; Egypt’s Dictator Sisi Threatens to Invade Libya. Defeat the counterrevolutionary bandit Haftar and the powers behind him!, 24 июня 2020; [↻]

[12] В этом контексте можно было бы также упомянуть известное убийство посла России в Турции Мевлютом Мертом Алтынташем в декабре 2016 года как месть за военное вмешательство Москвы в Сирии и за ее причастность к резне сирийского народа в Алеппо. См. об этом: RCIT: The Syrian Revolution and the Assassination of the Russian Ambassador to Turkey, 21.12.2016; [↻]

[13] В. И. Ленин Социализм и война (1915); [↻]

[14] Leon Trotsky: Resolution on the Antiwar Congress of the London Bureau (1936), in: Documents of the Fourth International, New York 1973, p. 99; [↻]

[15] Leon Trotsky: Speech at the Fourth Congress of the Communist International (1 December 1922), in: John Riddell (Ed.): Toward the United Front. Proceedings of the Fourth Congress of the Communist International, 1922, Historical Materialism Book Series, Brill, Leiden 2012, p. 1000; с

[16] Смотрите упомянутое эссе: Борьба революционеров в империалистических страних против войн их "собственного" правящего класса; [↻]

[17] Марксистское обсуждение этого вопроса см. в нескольких работах М. Н. Покровского, выдающегося русского историка-марксиста, ведущего деятеля советской историографии 1920-х гг., который вызвал плодотворную дискуссию между различными историками и внес значительный вклад в понимание истории России (несмотря на его методологическую слабость, на которую указывал Троцкий). Среди его работ, переведенных на английский язык, интерес для обсуждаемого вопроса представляют следующие: главы II–VI в History of Russia. From the Earliest Times to the Rise of Commercial Capitalism (1928), Martin Lawrence Limited, London 1931; chapter VI in Russia in World History; Selected Essays, Под редакцией Roman Szporluk, University of Michigan Press, Ann Arbor 1970; While Pokrovskii was a consistent opponent of Great Русский шовинизм и его реакционное понимание истории советский историк после сталинских чисток, начавшихся в начале 1930-х гг., приспособился к такому понятию. Относительно их взглядов на монголо-татарский период см., напр. глава III и IVin I. I. Smirnov (Ed.): A Short History of the USSR, Vol. 1, Academy of Sciences of the USSR, Institute of History, Progress Publishers, Moscow 1965; see as well chapter 4 and 5 in S. Schmidt, K. Tarnovsky and I. Berkhin: A Short History of the USSR, Progress Publishers, Moscow 1984. Интересная работа по этому вопросу, от буржуазного академика, is Charles J. Halperin: The Tatar Yoke. The Image of the Mongols in Medieval Russia, Slavica Publishers, Columbus 1986; [↻]

[18] Смотри РКИТ: Boycott Imperialist and Islamophobic France! Solidarity with the Muslim migrants! Drive out the French occupiers from Mali and other countries! 26.10.2020; Yossi Schwartz: Down with the Islamophobia in France: “We Are Not Samuel!”, 20 октябрь 2020; Michael Pröbsting: France: “Our Republic”? Social-Chauvinism and Capitulation to Islamophobia by the Left, 2 ноябрь 2020; [↻]

[19] Смотри также РКИТ: France after the Attacks in Paris: Defend the Muslim People against Imperialist Wars, Chauvinist Hatemongering, and State Repression! 9.1.2015, http://www.thecommunists.net/worldwide/europe/statement-paris-attacks/; Michael Pröbsting: The Racist Character of Charlie Hebdo and the pro-imperialist campaign “Je Suis Charlie”. Solidarity with Muslim People! NOT Solidarity with Charlie Hebdo! 17.1.2015; за авторством того же автора: After the Paris Attack: Socialists must Join Hands with Muslim People Against Imperialism and Racism! Reformist and Centrist Forces try to derail the Workers Movement by Failing to Stand up for Solidarity with the Muslims and Against Imperialist War-Mongering! 17.1.2015; [↻]

[20] See e.g. the collections of quotes in Paul B. Henze: Marx on Russians and Muslims, in: Central Asian Survey. Vol. 6. No. 4, pp. 33-45; [↻]

[21] Карл Маркс: Письмо Карлу Либкнехту (4 феврая 1878), собрание сочинений, издательство Политической литературы, Москва 1946 г. стр. 246; см. также сборник сочинений Маркса о России, изданный дочерью Маркса Элеонорой и ее мужем. Karl Marx: The Eastern Question. A Reprint of Letters written 1853-1856 dealing with the events of the Crimean War; edited by Eleanor Marx Aveling and Edward Aveling, Swan Sonnenschein & Co., London 1897; [↻]

31 просмотр
bottom of page